Проблемы эмоциональной сферы в историко-философском аспекте - Эмоции - Психология - Персональный сайт
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

ПсихолоГ_и_Я

Четверг, 08.12.2016
Главная » Статьи » Эмоции

Проблемы эмоциональной сферы в историко-философском аспекте
Проблемы эмоциональной сферы в историко-философском аспекте
При изучении эмоциональной сферы нельзя обойтись без анализа тех философских трудов, в которых формировалась проблематика эмоционального и в которых были предусмотрены многие положения поздних учений о человеческих эмоциях. Это труды: "О душе" Аристотеля, "Страсти души" Р. Декарта, "Этика" Б. Спинозы, "Новые опыты о человеческом разумении" Г. Лейбница, "Антропология с прагматической точки зрения" И. Канта, философские произведения Й.Г . Фихте, Гегеля, Л. Фейербаха. Выделим основные моменты в постановке и развитии проблемы эмоций.

Первым мыслителем, который свел проблему эмоционального в ранг одной из основных в философии, был Р. Декарт (1596 - 1650). Он пытался чувства и страсти человека объяснить материалистически с помощью открытого им явления рефлекса. Р. Декарт в "Страстях души" впервые ввел в обращение философской науки термин "эмоции", к нему процессы, которые мы называем эмоциями и чувствами, знаменовались как страсти или аффекты.

Декарт различал страсти и эмоции. Если страсти зависят от чувственных впечатлений, порождаемых материальными причинами и действиями души, то эмоции - это внутреннее явление, которое порождается в душе им же самим. Предметы, которые воздействуют на чувства, не прямо вызывают страсти: последние возникают лишь в связи с тем или иным значением, вред или пользу от предметов.

Эмоции - своеобразная надстройка, душевное дублирования страстей, "чистые", внутренние переживания души: "внутренние волнения затрагивают нас сильнее, чем страсти, и имеют гораздо больше власти над нами, чем остальные, которые случаются одновременно с ними, но отличаются от них".
Важная особенность страстей и эмоций, которая отличает их от восприятия и мыслей, состоит в том, что они воспринимаются человеком "неопределенно". Основное назначение страстей - "побудить душу к содействию всем том, что как-нибудь служит сохранению тела или его благополучию". Страсти призывают настраивать душу на полезные пожелания. Поэтому они больше касаются будущего, чем настоящего и прошлого.

Нигде не проявляется так отчетливо недостаточность знаний, полученных нами от древних людей, как в том, что написано ими о страстях. Прежде всего я считаю, что философы вообще называют страстью, что происходит или проявляется в переживаниях субъекта, а действием - то, что тот, кто вызывает это явление, делает. Страсть относительно чего есть всегда действие в определенном другом смысле. Для познания страстей души надо различать ее функции от функций тела. Страсти души можно определить как восприятие или чувство, или душевные движения, особенно связанные с душой, вызываемые, поддерживаются и подкрепляются каким-либо движением - духов ":

- Страсти относятся к числу тех восприятий, которые благодаря тесной связи души и тела становятся невыразительными и темными;
- Их можно также назвать чувствами, потому что они возникли в душе таким же образом, как и воспринимаемое внешними чувствами, и также познаются душой;
- Но еще лучше было бы назвать их движениями (emotions) души не только потому, что так можно назвать все изменения, происходящие в душе, то есть все разные ее движения, но главным образом потому, что из всех видов присущих ей проявлений нет других, которые бы ее больше волновали и сильнее тронули, чем страсть. Главное действие всех человеческих страстей проявляется в том, что они побуждают и настраивают душу человека желать того, к чему эти страсти подготавливают его тело "(Р. Декарт. Страсти души, 1649).

Как видим, Р. Декарт подчеркивает динамической единства эмоции с другими психическими явлениями, ее побудительной функции.
За Декартом, есть только шесть начальных страстей - все последние происходят от них.
Конечно, душа может иметь свои особые удовольствия: но что касается тех, которые в ней общие с телом, то они зависят исключительно от пристрастий. Поэтому-страстные люди больше всего могут насладиться жизнью. Правда, они переживут и много горьких минут, если не сумеют правильно воспользоваться страстями. Мудрый человек овладевает собой, чтобы горе, причиненное страстями, перетерплювалося легко и чтобы можно было найти наслаждение во всем.

Декарт был дуалистом (душа - нематериальная, тело - материальное) и различал страсти как материальное и эмоции как духовное.
В противоположность Декартовы концепция аффектов и страстей Б. Спинозы (1632-1677) является монистической. По Спинозе, человек - это тело, что думает. Осознает, чувствует, находится в состоянии аффекта или страсти не особая нематериальная душа, а живая, реальная, смертный человек.
Спиноза различал аффект и страсти, считая страсти проявлениями аффектов. Страсти - пассивные аффекты, связанные с невыразительными, неадекватными идеями.

Аффекты - это определенное состояние человеческой души и человеческого тела, переживание человеком состояний действия, познания, волеизъявление и т.д. Такие аффекты, как любовь, желание, возможны только при наличии идей любимого и желанного и т.д.
Человеческие поступки, действия всегда сопровождаются аффектами. В них отчетливо проявляются как страдание человеческого существа, его подчиненность закономерности природы, так и освобождение человека от природы благодаря ее разумном познанию. Чтобы быть полностью свободным, человек должен познать не только внешние обстоятельства, но и свои аффекты и страсти. Такое познание не устраняет аффекты, а нормирует их, приводит их в соответствие с умом и позволяет человеку овладеть своими аффектами, умом, действиями. Чтобы познания могло противостоять страстям-аффектам, оно само должно стать аффектом-удовольствием, аффектом-желанию.
Следовательно, Спиноза подчеркивает необходимость познания эмоций, их связь с интеллектуальными процессами, взаимопроникновение разума и эмоций.

Относительно происхождения и природы аффектов Спиноза писал: "Я намерен исследовать человеческие пороки и глупости геометрическим путем и хочу ввести строгие доказательства в область этих вещей. Способ познания природы вещей, какие бы они были, должен быть один и тот же, а именно - это должно быть познания из универсальных законов и правил природы. Таким образом, аффекты ненависти, гнева, зависти и т.д., рассмотренные самими в себе, вытекают из той же необходимости и могущества природы, как и все остальные единичные вещи, так что они имеют свои причины, по которым они могут быть понять, и определенные свойства, столь же достойны нашего познания, как и свойства любой другой вещи, в простом рассмотрении которой мы получаем удовольствие. Под аффектами я понимаю состояния тела, которые увеличивают или уменьшают способность самого тела к действию, способствуют ей или ограничивают ее, а вместе с тем и идеи этих состояний. Аффект, который называем страстью души, есть смутная идея, в которой душа утверждает большую или меньшую, по сравнению с предыдущей, силу существования своего тела или его части и какой сама душа определяется до отдания предпочтения одного перед другим "(£. Спиноза. Этика, 1675).

Таким образом, ранние учения о аффекты объединяет то, что эти феномены рассматриваются как побуждающие эмоциональные явления - желание, влечение, стремление, с ударением на их связи с идеей, познанием.

Большой интерес представляет концепция страстей Г. Лейбница. Его учение впервые позволило раскрыть пласт человеческой психики, заглянуть в "тайники души", поставить вопрос о "порог познания". По Лейбницем, человеческая душа всегда наполнена потоком бессознательных ("малых") представлений. При определенных обстоятельствах эти "малые представления" достигают значительной степени интенсивности, замечаются нами осознаются, а затем их интенсивность уменьшается, теряется их четкость, и они исчезают из познания. Сознательные представления отличаются от бессознательных не качественно, а количественно - степени четкости.
Учение о "малые представления" Лейбниц применил к анализу страстей, т.е. состояний страдания. Прежде всего он разграничил страдания и желание, последнее является лишь склонностью и подготовкой к страданию, т.е. его предпосылкой. Страдания от желания отличается также и тем, что оно является "заметное восприятие".

Природа дала нам стимулы желание как зачатки или элементы страдания, так сказать, полустрадания, или ... маленькие незаметные страдания, чтобы мы наслаждались положительными сторонами зла, избегая отрицательных сторон его. Действительно, если бы это восприятие было чрезвычайно выразительным, то мы были бы всегда несчастны в ожидании блага: однако постоянная, непрерывная победа над теми полустраданиями, которые мы испытываем, направляясь по своему желанию и удовлетворяя определенным образом это стремление или эту потребность, дает нам множество полуудовольствий, накопление, суммирование которых становится наконец полным и настоящим удовольствием.

Страдания и удовольствия возникают из сложных соединений незаметных побуждений с влиянием на нас внешних предметов и нашего особого организма: Страдание как и удовольствие, - это процессы, имеющие свое становление (возникновение и исчезновение), процессы, связанные с возникновением осознанного страдания с неосознанных напивстраждань и переходом страданий снова в незаметны представление "(Г. Лейбниц Новые опыты о человеческом разумении, 1705).

Лейбниц считал, что нечеткие побуждения все время не дают нам покоя, мы не в состоянии определить, чего нам недостает, тогда как "... в случае поездов или страстей мы во всяком случае знаем, чего нам надо, хотя и в их составе есть неосознанное чувство и те же страсти также вызывают это волнение или вызывают потребности ".
Приобретя четкости (осознания), страсть словно сопровождается другими напивпристрастямы, усиливающие или ослабляют осознанную страсть, порождает непрерывную борьбу за "можно наилучшее состояние", за удовольствие, хотя полное удовлетворение никогда не достигается. Удовольствие всегда меняется неудовольствием, подобно маятнику часов.
И. Кант в своем труде "Антропология с прагматической точки зрения" объяснял страсти наклонностями (субъективными способностями желаний до их осознания); инстинктами (внутренними естественными "побуждениями способности желания") и привязанностями (желаниями, которые стали для субъекта привычке). Страсть - это "привязанность, которая мешает ума, за того или иного выбора, сравнивать ее с суммой всех других привязанностей". Страсти - это "несчастные душевные наклонности", "злые наклонности души", они губительны в "прагматическом отношении" и "морально плохие". Данные характеристики являются общими как для страстей естественной, врожденной предрасположенности (таких как половое влечение и т. п.), так и для страстей, возникшие по культуре, приобретенных (честолюбие, властолюбие, корыстолюбие). Эмоции являются суррогатом ума и предшествующих ему.
Будучи невыясненными чувственными мотивами, страсти - слабости, а возможно и безумие, относительно того, что человеку предписывает разум.

Страсти - это раковая опухоль для чистого практического разума и в большинстве случаев неизлечима, потому что больной не желает исцелиться и отказывается подчиняться принципу, с помощью которого только и возможно исцеление. Принцип же "исцеление" заключается в том, чтобы не позволять в угоду одной склонности все другие оставлять в тени или отодвигать их, и стараться, чтобы ее можно было совместить, объединить с суммой всех склонностей "(/, Кант. Антропология с прагматической точки зрения, 1798).
По Канту, страсть - чувственное влечение, "склонность, которую разум субъекта только трудом может подавить или совсем не может подавить". В отличие от страсти аффект - "чувство удовлетворения или недовольства от данного состояния, что не оставляет субъекту возможности соображения (разумного представления о том, стоит отдаться этому чувству, или сопротивляться ему)".

Страсти и аффекты - специфические чувственные состояния, не отличаются друг от друга количественно (степени), но существенно различаются качественно. Аффект - это "создаваемая ощущением неожиданность, из-за которой теряется присутствие духа". Итак, аффект опрометчивый, то есть быстро поднимается до такой степени чувство, что делает рассуждения невозможным (он безрассудный). "Страсть (как настроение, что относится к способности желания), наоборот, какой бы сильной она ни была, не спешит и обнаруживает рассудительность в способе достижения своей цели".
Кант признавал значение страстей как побудительных мотивов жизнедеятельности, но только относительно тех склонностей, "без которых живая природа (даже природа человека) не может обойтись как без природных и животных потребностей". Что касается человека, который достиг "надлежащей степени культуры", то для нее страсти не выступают побуждением и движущей силой познания, морали и т. п. Побуждение к действию для человека - результат столкновения страстей и аффектов с умом. Только ум, обосновывающая "понятие свободы", способен осознать страсть и обуздать ее. Без ума страсти - вещь в себе. Разум открывает опасность и определяет значимость страстей. Удовлетворить страсть или обуздать ее - значит осознать ее как должное себе, осознать, что она довольна, снятая, снятая деятельностью ума.
Г. В. Ф. Гегель вводит в психологию понятие психической физиологии, показывает связь аффектов с физиологическими проявлениями, утверждает, что система внутреннего ощущения заслуживает того, чтобы быть разработанной в психологической науке.
"Самый интересный аспект психической физиологии был бы в том, чтобы подвергнуть рассмотрению не просто симпатию, но, точнее говоря, то воплощение, которое получает духовное в виде аффектов. Было бы важно понять ту связь, посредством которого чувствуется гнев и мужество в груди, в крови, в системе возбудимости, понять, как ощущается соображения, умственная работа в голове, каковы центры системы чувственных возбуждений. Следовало бы основательнее, чем это делалось до сих пор, постичь те самые связи, благодаря которым, по побуждениям, исходящими из души, возникают слезы, образуется голос вообще, а затем, в частности, речь, смех и еще много других, более частных явлений, имеющих пантомимических и физиологический характер. Внутренности и органы рассматриваются в физиологии как моменты только животного организма, но одновременно они образуют систему воплощение духа и вследствие этого приобретают еще и совсем другой смысл "(Г. В. Ф. Гегель. Феноменология духа, 1807).
Интересную концепцию страсти и страдания в деятельности человека в связи с его потребностями предложено в "Экономико-философских рукописях" 1844 г. немецкого философа К. Маркса. По К. Марксу, "страсть - это сущностная сила человека, энергично стремится к своему предмету" (потребности). Человеческая деятельность является противоречием между ее действенностью и страданием, которые друг без друга не существуют. Страдание - это противоположность действия ее сдерживания или отсутствие. Это стремление, желание как побуждение к деятельности. Человек - всегда страдающая существо, имея стремления, желания, ее страсть воплощается в деятельности.



Источник: http://mypsiholog.com
Категория: Эмоции | Добавил: manzark (24.07.2012)
Просмотров: 322 | Теги: Страсти и аффекты, страсти, Страдания и удовольствия, Аффекты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Создать бесплатный сайт с uCoz